Бутовецкий, весна и поэтические рассветы

(к девяностолетию со дня рождения Давида Абрамовича Бутовецкого)

25 марта исполняется 90 лет Давиду Абрамовичу Бутовецкому (1925-2005 гг.) –  ветерану и инвалиду Великой Отечественной, кавалеру ордена Славы, журналисту и педагогу, известному в 70-80-х годах в районе поэту, автору поэтических и краеведческих книг. Долгое время он жил и работал в Дмитрове, в 90-е несколько лет прожил в Яхроме на Красном посёлке, к слову, тогда он активно сотрудничал с многотиражкой «Яхромский текстильщик» – предтечей нынешней городской газеты – и публиковал в ней свои очерки по истории нашей прядильно-ткацкой фабрики. Затем переехал в Москву, где и умер.

Некогда мне довелось общаться с этим заслуженным человеком, о котором небольшие личные воспоминания к юбилею.    

Впервые на заседание нашего старейшего литературного объединения я пришёл зимой 1979-80-го, старшеклассником. Оно тогда проходило в редакции «Пути Ильича». Газета вплоть до недавних пор помещалась на старом известном всем дмитровчанам месте у вокзала, только название «районки» поменялось – «Дмитровский вестник».

Признаться, я волновался. До этого несколько раз собирался, но всё откладывал. Как же…прийти в такое место, к творческим людям, к газетчикам.

Но вот, наконец, я толкнул тяжёлую дверь на высоком крыльце и впервые в жизни попал на синклит избранных и вообще в редакцию.

Собрались в тот раз в тесном кабинете замредактора Юрия Куликова, который тогда руководил «Дмитровскими зорями». Помню рассевшихся на стульях вдоль стен Давида Абрамовича Бутовецкого, активного и инициативного, «правую руку» главы литобъединения, Гришу Вихрова, Андрея Гольцова, тогда ещё совсем молодых, чуть старше меня самого, Светлану Городецкую, Валерия Георгиевича Куйдина, пришедшего в тот раз, кажется, как и я, впервые.

Приняли меня хорошо. Только Гриша Вихров, улыбаясь, всё осаживал – да ты не вскакивай, читай сидя, как остальные…

Вскоре я начал общаться с Давидом Абрамовичем, рассуждая за чаем о поэзии в его квартире (а жил он в том же доме, где и редакция «Пути Ильича», только на шестом, кажется, этаже). Я считал его значительным поэтом, особенно за стихотворение о Блоке: «Кровавая капелька клипса, Дрожащая в мочке ушной, Напомнила Апокалипсис, и ужас возник за спиной». Шёл по апрельской улице и повторял эти строки, навеянные автору дневниками великого лирика.

Встречал тогда мельком на литобъединении и у Бутовецкого также Владимира Ивановича Гусева, но дружба с ним началась значительно позже.

С Давидом Абрамовичем же я переписывался во время службы в армии, писал ему из Афганистана. Вернувшись в 1984-м, увидел его уже в роли руководителя «Дмитровских зорь». Вскоре с его подачи я впервые напечатался – конечно, в «Пути Ильича». Я был очень доволен. Надо сказать, что напечататься в газете тогда и сегодня – две большие разницы, как говорят в Одессе. Тогда было неизмеримо сложнее. Во-первых, в районе имелось одно-единственное издание, а не добрый десяток, как сейчас. Во-вторых, даже и цензура ещё существовала, вернее, перестраховка. В связи с этим порой происходили разные курьёзные случаи.

В 1986-87-м собирались в читальном зале Центральной районной библиотеки. Я ходил теперь туда реже, потому что начал учиться в Литературном институте имени Горького. Из тех «перестроечных» лет помню на «Зорях» захаживающего туда врача-психиатра Льва Тарана, грузного, одышливого. Он вскоре напечатался в самом «Новом мире», выпустил книгу, что в ту эпоху вообще находилось на грани фантастики, словом, заработал себе кое-какое имя и в узких так называемых профессиональных кругах. К сожалению, Лев Таран довольно рано умер, в пятьдесят с небольшим, кажется.

Оглядываюсь назад с доброй грустью и вижу, как много у меня всё-таки связано всего – лиц, стихов, чувств, событий – и с нашим добрым старым литобъединением «Дмитровские зори», и с Давидом Абрамовичем. И всё это уже не вычеркнешь, не сотрёшь…

 

Александр Горшенков 

На снимке: Давид Абрамович Бутовецкий (фото с сайта lechaim.ru)





← к списку новостей